Сколько женских колоний в россии

«Нам давно уже дали понять, что мы там не люди»: как женщинам удается следить за собой в колониях и СИЗО

Сколько женских колоний в россии

По данным ФСИН, в местах лишения свободы находятся более 590 тысяч человек. Из них 47 277 — женщины. 38 тысяч — в исправительных колониях, лечебных исправительных учреждениях, лечебно-профилактических учреждениях и более девяти тысяч — в следственных изоляторах.

Условия содержания в женских колониях по своей строгости ничуть не уступают мужским, а иногда оказываются еще жестче. Связано это не только с психологической атмосферой, отношениями с сотрудниками ИК и сокамерницами, но и с бытовыми вопросами.

В заключении такие, казалось бы, простые вещи, как мыло, дезодорант, шампунь, станок для бритья и средства личной гигиены для многих становятся непозволительной роскошью, не говоря уже о косметике или парфюме. ТД узнали, разрешено ли женщинам в колониях и СИЗО надевать красивую одежду и как они следят за собой, находясь в заключении.

«Многое зависит от настроения проверяющих»

«Я передавал практически все, кроме лака и средств, которые содержат в своем составе спирт и ацетон», — рассказывает Александр. Два с половиной года его жена находится в СИЗО «Печатники» по делу о мошенничестве.

«Пудру, тени, различные гели — на это строгих запретов нет. Но все предметы с воли подвергаются тщательному осмотру, и многое здесь зависит от настроения проверяющих. Все баночки с кремами, гели для душа, шампунь, — все это могут вскрыть и часто это делают довольно неаккуратно при помощи ножа.

У меня был случай, когда при мне запечатанный скраб для тела в пластмассовой банке проткнули ножом, чтобы проверить, нет ли внутри чего-то запрещенного — наркотиков или сим-карты, например. После они грязной тряпкой вытерли нож и начали резать им помидоры, которые я принес.

Я не могу понять, зачем они все это режут, если у них есть сканирующий аппарат, который все просвечивает. Так вместо овощей и фруктов моя жена получила салат», — заключает Александр.

Женская исправительная колония общего режима (ИК-11) в городе Нерчинск Забайкальского края Евгений Епанчинцев / РИА Новости

Косметика, прически и парфюм

Как объясняет сотрудница Центра содействия реформе уголовного правосудия Елена Гордеева, официально правилами внутреннего распорядка и в исправительных колониях, и в следственных изоляторах косметика не запрещена. Однако обычно в колониях администрация это не приветствует, так как такое выделение себя в большом коллективе может привести к зависти и конфликтам.

Мария Алехина, осужденная по делу Pussy Riot и отбывавшая срок в женской ИК-28 в Березниках в Пермском крае и в ИК-2 в Нижегородской области, рассказывает: «Косметикой в принципе пользоваться можно. Особенно девчонки любят красить брови.

У нас было так: чем ярче, тем круче. Вопрос только в том, есть ли у вас близкие и родные, которые готовы вам все это передать с воли. У большинства девчонок, когда они оказывается в тюрьме, ситуация, к сожалению, противоположна мужчинам.

Если девушка садится, от нее достаточно быстро все отказываются».

Особенно девчонки любят красить брови

Елена Гордеева и основательница правозащитной организации «Русь Сидящая» Ольга Романова рассказывают, что специально обученных парикмахеров в тюрьмах нет. Обычно женщины стригут друг друга самостоятельно, кто как умеет. Также обстоит дело и с прическами для конкурсов или концертов.

Специально ради этого мастеров в колонии не приглашают. Алехина говорит, что официального запрета на какие-либо прически нет, но когда она сделала микро-косички с вплетенными черно-красными нитями, «надзиратели были в полубешенстве».

Как оказалось, пряжа, которую вплетали в косички, считается запрещенной.

Полностью запрещен в местах лишения свободы парфюм. По словам Гордеевой, это связано с тем, что в его составе содержится спирт. Что касается дезодорантов, то в местах лишения свободы разрешают пользоваться только твердыми дезодорантами, при этом на упаковке должно быть написано, что средство не содержит спирт.

«Гигиенические наборы — это вообще трэш»

По словам осужденных, косметика — далеко не самое важное во время жизни в колонии или СИЗО. Гораздо важнее для женщин иметь средства личной гигиены, с которыми часто возникают проблемы.

Ежемесячно в тюрьмах выдают гигиенические наборы, в которые входят: 25 метров туалетной бумаги, 30 граммов зубной пасты, 100 граммов мыла и 10 прокладок. Мужчинам также выдают бритвенные станки. Как отмечает Елена Гордеева, для женщин в этих наборах станки не предусмотрены, но им можно иметь свои, привезенные с воли.

Однако, как правило, их хранят в специально отведенных для этого местах и выдают только на время. Также обстоят дела с маникюрными ножницами и пинцетами.

Этими прокладками затыкают окна в СИЗО

Качество таких гигиенических наборов, по словам правозащитников и осужденных, оставляет желать лучшего.

«Гигиенические наборы — это вообще трэш, — рассказывает Мария Алехина. — Этими прокладками затыкают окна в СИЗО, чтобы не дуло, или используют в качестве дополнительных стелек в казенной обуви, потому что зимой в ней очень холодно. Станков в этих наборах вообще нет. При желании, конечно, можно достать, даже если с воли ничего не передают. Путем обмена с сокамерницами.

Основная валюта — это сигареты или какие-то сладости. Их можно купить в ларьке и обменять на хорошие прокладки, которые кому-то передали с воли. Но нужно понимать, какая в колонии зарплата. У меня есть подруга, у которой, пока она сидела, ребенок был в детском доме.

Те 800 рублей, что она получала, она делила пополам: на одну половину покупала что-то себе, а на другую — покупала конфеты ребенку и отправляла в детдом».

Однако даже если женщине оказывают помощь с воли, правила гигиены все равно нарушаются при досмотре вещей.

Как объяснил Александр, муж подозреваемой, все прокладки при передаче должны быть вынуты из упаковки и переложены в целлофановый пакет, что уже является нарушением правил гигиены.

«Пакет потом также вскрывают и смотрят, — рассказывает Александр, — могут и зубную пасту на половину выдавить, если им покажется, что внутри тюбика что-то лишнее».

Участницы дефиле «Mix модных идей −2017» в женской исправительной колонии ФКУ ИК-10 в Приморском крае Виталий Аньков / РИА Новости

Ботинки на шнуровке и шерстяной платок

Из собственной одежды женщинам разрешается иметь только нижнее белье и носки, которые обязательно должны быть черного цвета.

«Ни о каких платьях, юбках здесь речи идти не может, — добавляет Елена Гордева. — Все получают форму, и, в принципе, она неплохая. Летом — белая рубашка и зеленый костюмчик. А зимой —также брючный костюм темно-зеленого цвета и рубашка с длинным рукавом. В качестве верхней одежды выдают стеганое пальто и шерстяной платок, который довольно тонкий, в мороз или при сильном ветре он не спасет».

По словам Гордеевой, одна из главных проблем — это обувь. Для лета не предусмотрены специальные тапочки.

«Женщинам выдают такую межсезонную обувь — это ботинки на шнуровке, в которых летом жарко, а поздней осенью холодно.

Родственники могут что-то передать, но эта обувь должна быть обязательно черного цвета без каких-либо украшений, страз, узоров и прочего. Также можно передать с воли спортивный костюм и кроссовки темных цветов.

Но этим разрешают пользоваться исключительно на спортивных мероприятиях. А не так, что — ходи, где хочешь», — рассказывает Гордеева.

Конкурсы красоты

Однако столь строгие правила в отношении одежды действовали не всегда. Нина, которая провела в местах лишения свободы в общей сложности 12 лет (сидела в Мордовии, Иванове и Чувашии по 228, 158 и 119 статьям УК) рассказывает: «В целом правила в отношении одежды стали ужесточать в середине 2000-х годов.

До этого в некоторых колониях можно было вообще в своей одежде ходить. Самым страшным был период, когда только начали вводить форму одежды, которой в колониях еще не было в наличии. Получалось так, что у тебя изымали все, что есть, а взамен ничего дать не могли. Мы своими путями пытались что-то достать или сшить так, чтобы администрация не заметила.

Но за это впоследствии, конечно, страдали.

Просто все изъяли, ничего не объяснив

По словам Нины, раньше в колониях проводили конкурсы красоты и концерты. Эта традиция сохранилась и сейчас. Например, в марте 2018 года в колонии №7 в Липецкой области прошел конкурс «Мисс Весна», в июле в колонии в Ленинске Волгоградской области осужденные женщины участвовали в конкурсе «Краса ИК-28».

«Раньше у нас ежегодно проходили конкурсы красоты и различные концерты. Мы шили специально для этого костюмы. Был даже отдельный конкурс на самое оригинальное платье. А так как материалов для этого нам никто не давал, мастерили наряды из пакетов, фантиков, из пачек сигарет. И получалось очень оригинально и красиво.

Но сейчас все идет к тому, чтобы женщины были на одном уровне и никто не выделялся. Так, в принципе, косметику не запрещают, но ярко краситься нельзя. Или в Иваново, например, неожиданно запретили тени для век. Просто все изъяли, ничего не объяснив.

Лак запрещают, мне кажется, не столько из-за спирта, сколько из-за того, что это красиво, а нам давно уже дали понять, что не люди мы там», — говорит Нина.

Женщина рассказывает, что администрация для организации конкурсов и концертов ничего не делает, но при этом требует, чтобы все было на уровне. Ольга Романова утверждает, что у администрации «на показуху всегда все находится». В основном все необходимые материалы «трясут с родственников, а потом, все, что женщины сшили, отбирают и хранят в каптерке (на складе — Прим. ТД)».

«Мужчины постоянно следят по камерам за нашей жизнью»

В плане одежды есть еще одна проблема — пижама. По словам осужденных, она предусмотрена не везде, несмотря на то, что есть сотрудники-мужчины, которые по ночам совершают проверки в камерах.

По словам Нины, в Иванове женщины очень долго добивались, чтоб там стали разрешать надевать ночью пижаму.

«Плюс есть такой момент, — добавляет Нина, — что мужчины постоянно следят по камерам за нашей жизнью, в том числе видят, как мы переодеваемся, и с этим ничего нельзя сделать».

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/07/31/zhenshhiny-v-sizo/

Женская колония: взгляд изнутри

Сколько женских колоний в россии

Поселок Бозой — место само по себе удивительное. Находится он, как кажется, в абсолютной невесомости, нигде. Путь от Иркутска занимает около полутора часов езды мимо пастбищ, равнин, небольших холмов. Через полчаса дороги глаз ищет, за что зацепиться, найти ориентиры. Пейзаж, как поставленный на повтор кадр, угнетающе однообразен.

Сам поселок — небольшой клочок земли, просматриваемый насквозь, застроенный неприглядными бараками и домиками. Ни центрального водоснабжения, ни канализации здесь нет. Зато есть «градообразующее предприятие»: две женских колонии ровно посередине поселка и на отшибе — колония-поселение для женщин и мужчин. О жизни колонии № 11 поселка Бозой читайте в репортаже корреспондента IRK.ru.

Между стереотипами и реальностью

Ехать в женскую колонию человеку неподготовленному страшно. Что мы знаем о жизни за решеткой? Представляются замученные женщины с короткими стрижками, мешковатые одежды, стражники на каждом шагу и полная безысходность.

Увиденное поразило несоответствием ожиданиям.
В колонию проходили через несколько решеток, которые открываются только по очереди. Вещи забрали, сотовая связь на территории колонии запрещена.

Взять с собой разрешили диктофон, фотоаппарат и ручку с блокнотом.

Еще до входа на саму территорию зоны нас встретила Татьяна Фролова — начальник колонии.

Время от времени к ней в кабинет с вежливым стуком заходили женщины в платочках и отчитывались, приносили бумаги, о чем-то советовались. Женщины выглядели опрятно: легкий макияж, маникюр, выглаженная форма.

Сначала подумалось, что это служащие зоны, бухгалтеры или прачки, но, позже выяснилось, что заходили заключенные.

Татьяна Фролова — начальник колонииПлакат с жизнеутверждающим призывомСоциальная реклама на территории колонииРядом находится церковь

На немой вопрос — почему заключенные ни капли не соответствуют образу «зечек», Татьяна Витальевна улыбнулась: «Женщины и на зоне должны оставаться женщинами. Потом они выйдут в мир, и наша задача — научить их быть полноправными членами общества. Поэтому за неряшливость их наказывают».

Женские колонии не делятся по видам режима на общие, «строгачи» или особые, а значит, здесь сидят все вместе — убийцы и мелкие воришки, наркозависимые и крупные дилеры, бывшие сотрудники органов и женщины, скрывающиеся от правосудия десятилетиями. При распределении учитываются состояние здоровья и личные качества.

Заключенные живут в разных корпусах и делятся на категории: больные, инвалиды и пенсионеры отделены от бывших сотрудников органов; те, кто показывают положительные результаты и хорошо себя ведут, никак не сталкиваются с нарушителями режима исправительной колонии. А те, кто недавно прибыл сюда, занимают секции «с обычными условиями содержания», то есть ни поблажек, ни ограничений для них пока нет. Каждый корпус — отдельно взятый микромир, огороженный забором, со своими надзирателями.

Рядом с корпусами и на общих территориях колонии заключенные высаживают цветы и облагораживают территорию колонии. Кругом поделки из подручных материалов — разноцветные домики, персонажи детских сказок, украшения.

Сами клумбы выглядят как дипломные работы ландшафтных дизайнеров: встречаются альпийские горки, клумбы в виде стрекоз и даже зеленые скульптуры. У каждой секции стоит беседка, в которой женщины общаются и отдыхают.

При виде незваных гостей-журналистов и начальницы колонии женщины встают и приветствуют нас «по форме», а потом стараются поскорее отвернуться, спрятаться друг за друга. Такая известность им не нужна.

Весь этот антураж никак не укладывается в страшное слово «зона», которое в нашей стране вызывает ужас на генетическом уровне. Слишком тут уютно, до педантизма чисто.

Татьяна Витальевна сетует: «Выходит про нас статья, а потом начинаются жалобы — что это у вас лучше, чем в детских домах и домах престарелых? Курорт, а не зона». И тут же поясняет, что зона живет строго по законодательству.

Никаких поблажек у здешних заключенных нет, никто их с ложки не кормит. И наказывают, конечно, за провинности.

За газоном на территории колонии тщательно следятМесто отдыхаРазноцветные клумбы приветливо улыбаются

Вплоть до 2011 года в колонии, здесь не было ни туалетов в корпусах, ни водоснабжения. Женщины сами ежедневно носили воду для себя и для обслуживания всего учреждения.

За несколько лет непрекращающихся ремонтов жуткие условия устранили. Да и не должна женщина, отбывая наказание, надрываться и гробить здоровье.

Это ведь не смертный приговор, и пусть здесь не сладко, но для многих жизнь после зоны продолжается.

Есть женщины в русских колониях

Окончательным потрясением стало посещение столовой. Управляющая кондитерским цехом — бывшая наркобаронесса, которую правоохранительные органы не могли поймать 18 лет. От фотографий и упоминания своего имени в статье она, как и подавляющее большинство женщин, отказалась.

Некогда она сотнями килограммов доставляла и распространяла наркотики по Иркутской области. Попав за решетку, долго демонстрировала буйный нрав: отказывалась от работы в цехах, скандалила, хамила сотрудникам и начальнику колонии.

Потом была направлена в кондитерский цех, и теперь с удовольствием стряпает пирожки и очень вкусные сладкие пирожные.

Вообще, диссонансов здесь более чем достаточно. Милые улыбки легко сочетаются с тяжелым взглядом с прищуром, от которого становится не по себе, очень приветливое отношение и вежливость — а за плечами преднамеренное детоубийство. К милым радушным хозяюшкам не хочется поворачиваться спиной: дают о себе знать инстинкты, которые сильнее разума.

На кухне работа кипитСладостиЭклеры с заварным кремомБиблиотека в ярком дизайнеВ столовойУмывальная

Мы пришли в корпус, где сидят бывшие сотрудники органов. Они очень отличаются от обычных заключенных: чувствуется образованность, воспитание и высокая самооценка. Встречала нас ответственная за работу своего подразделения заключенная.

Она рассказала о вязальном цехе, где заключенные вышивают крестиком цветочные и библейские мотивы, со всеми познакомила. Опять возникла мысль — может, не заключенная, а сотрудница? Выдавала ее только форма одежды.

Выяснилось, что эта красивая и общительная женщина осуждена повторно за махинации с нефтью на 7 лет.

В колонии очень много цыганок. Держатся они сообща, ни о каком раскаянии и речи не идет. Подавляющее большинство из них торговали наркотиками.

Обычно это выглядит так: женщина работает «в полях», а мужчина этим руководит.

Они не лукавят, не улыбаются, не стремятся кому-то понравиться, для них все происходящее вокруг — нормальная череда жизни, еще один логичный виток спирали. Они выйдут и начнут заново, выбора у них нет.

Глядя на заключенных, которых здесь почти 900 человек, задумываешься: многим здесь лучше, чем на воле. Не получится у них «заново» начать, они не приучены ценить то, что есть: возможность работать, учиться, они не социализированы. Такие выйдут и рискуют попасть в соседнюю 40-ю колонию для тех, кто отбывает повторные сроки.

Но есть и другие. Сильные и страдающие. Не нужна им клетка, будь она хоть золотой. От них исходит жизнь и боль от того, что они здесь находятся. И верится, что у них есть шанс в будущем перешагнуть через клеймо бывшей осужденной и начать с чистого листа. Вот для них и трудятся все работники колонии. Здесь женщины могут получить аттестат и профессию, многому научиться.

Одна история

В колонии есть и салон красоты. Женщины должны приводить себя в порядок. Татьяна Витальевна прокомментировала на входе: «Единственная официальная работница парикмахерской — профессиональный парикмахер. Только поработать по профессии ей не удалось».

Войдя в помещение, я увидела девочку. Совсем юную, может быть, лет 22-х. Она смотрела на нас большими добрыми глазами. Как мне почудилось, правда, добрыми. Невысокого роста, вся в веснушках, очень красивая и молодая, она резко отличалась от тех, кого я видела здесь до этого. Она первая, к кому у меня сразу возникло сочувствие.

В прачечной сушится чистое бельеРяды швейных машинокЗа работой в швейном цехеВышивка бисером руками осужденныхВ спальне чисто и опрятно

Девушка рассказала о своей работе, показала инструменты и журналы записи. Сразу стало ясно, что она по-настоящему любит свое дело, увлеченно и с любовью говорит о нем. На вопрос, как она сюда попала, девушка осеклась, но произнесла: «Статья 105, 1 часть». В Уголовном кодексе значится — убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств.

На последующую просьбу рассказать, как это случилось, девушка выдавила из себя: «Я защищала мать», — отвернулась к окну и расплакалась. Больше вопросов задавать я не стала.

После парикмахерской мы прошли в швейный и раскроечный цеха, побывали в корпусе для пенсионеров и инвалидов. На этом посещение колонии закончилось.

Во всех нас есть пресловутый инь и ян, хорошее и плохое. Всем нам иногда хочется попроще, получше устроиться, извернуться — и вот кто-то начинает торговать наркотиками, воровать нефть и брать крупные взятки.

И с каждым может случиться так, что в один момент эмоции необратимо возобладают над разумом — тогда появляется статья «Убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств». У кого-то не находится сил бороться — появляются алкоголь и наркотики и все, что с ними обычно связано.

Единственное, что мы можем попытаться сделать, — стараться быть лучше, хранить в себе любовь к настоящей честной жизни. На воле.

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20150625/bozoy/

Женские тюрьмы России: как живет «прекрасная половина человечества»?

Сколько женских колоний в россии

Когда речь идет о людях отбывающих наказание, тогда чаще всего представляются мужчины, совершившие преступления.

Однако женские тюрьмы в России существуют и так царят определенные порядки и законы. Поскольку среди женщин также есть нарушители закона их содержать в специальных колониях, живущих по установленным нормам.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – звоните по телефонам бесплатной консультации:

Так сколько же в России женских тюрем и где они находятся?

Сколько в России тюрем для пожизненного заключения? Узнайте об этом из нашей статьи.

Количество

В России располагаются 35 колоний для женщин. В них отбывают наказание 60 тысяч заключенных лиц.

Это примерно пять процентов от общего числа осужденных по всей стране.

Список колоний весьма невелик и находятся они не в каждом регионе. Поэтому многим людям приходится отбывать наказание в другом городе или регионе, то есть вдали от родного дома.

Список и место их нахождения

Исправительные колонии расположены в разных регионах РФ. Каждая из них имеет свои особенности.

Существуют такие, которые включают женские зоны с домом ребенка.

К ним относят следующие исправительные учреждения:

  • Нижнего Новгорода;
  • Самары;
  • Московской области;
  • Кемеровской области;
  • Владимирской области;
  • Краснодарского и Хабаровского края;
  • Мордовии;
  • Челябинска;
  • Свердловской области.

За что дают пожизненное заключение? Ответ узнайте прямо сейчас.

Для несовершеннолетних

Исправительные колонии для лиц, которые не достигли совершеннолетия, в России существуют.

В них отбывают наказание около 21 тысячи малолетних девушек.

Полторы тысячи девушек помещены в воспитательные колонии. Одна из таких колоний располагается в Брянске на улице Комарова 30.

Колонии строгого режима

Для содержания опасных рецидивистов предусмотрены зоны строгого режима. Они расположены в Пермской области по адресу г. Березники просп. Ленина 81. Вторая колония строгого режима расположена в Орловской области в пос. Шахово.

Зоны пожизненного заключения

В соответствии со статьей 57 Уголовного кодекса РФ женщина не может быть приговорена к тюремному заключению на пожизненный срок.

Это означает, что женских тюрем с пожизненным заключением в России нет.

Однако те женщины, которые получили 25 лет лишения свободы за одно преступление или 30 за совокупность нескольких, живут тяжело. Поскольку им недоступны прогулки, а отбывают наказание они в тюрьмах, расположенных в тайге.

Самые страшные учреждения для женщин

Наиболее суровые условия наблюдаются в тех колониях, куда попадают женщины, совершившие повторные преступления, то есть рецидивисты.

Такие тюрьмы относят к строгому режиму, куда не попадают девушки, совершившие кражу.

Поскольку заключенные сидят за убийства и иные тяжелые статьи, общение между ними происходит на повышенных тонах, что может привести к конфликтам.

Одним из самых тяжелых мест для отбывания наказания считается Мордовия, где расположены три женские зоны.

В этих тюрьмах суровое отношение, строгие режимы и скудное питание. Форменная одежда выдается не всегда, а иногда не в полном комплекте.

Список исправительных учреждений Мордовии состоит из:

  1. ИК-13, распложенной в поселке Парца.
  2. ИК-14 в поселке Парца.
  3. ИК-2 в поселке Явас.

Многие выделяют СИЗО №6 в Москве как одно из самых страшных мест для заключения женщин. Дело в том, что камеры переполнены и спальных мест часто не хватает (см. фото).

Поэтому заключенные спят под кроватями или на полу. К тому же существует проблема тараканов и антисанитарии, поскольку душе не предусмотрен для совершения ежедневного туалета.

Многие попадают в камеру здоровыми, а выходят с сифилисом или туберкулезом, поскольку медицинская помощь предоставляется в не полном объеме.

Как живут заключенные в тюрьмах России? Читайте об этом здесь.

Как живут женщины на зоне? Узнайте из этого видео:

Условия содержания заключенных

Женская тюрьма не является санаторием, поэтому там нужно жить по установленным порядкам.

Условия жизни заключенных зависят от того насколько часто ей делают передачи родственники, а также от того умеет ли она договариваться с сокамерницами или нет.

Основные условия проживания заключенных сводятся к следующим факторам:

  1. Камеры большие и рассчитаны на проживание 40-60 человек.
  2. Для сна выделяются кровати двуспального типа.
  3. Только одна кровать может быть без второй полки: она предназначена для «старшей», в народе ее называют «поляной».
  4. За пределами камеры есть душевая и кухня: время на стирку неограниченно, но фактически совершать действия по стирке одежды можно лишь в определенные дни.
  5. Дежурство – это обязательная часть проживания в камере, от него могут отказываться лишь те, кто много лет проводит в местах заключения, если уборка проведена не до конца, тогда в качестве наказания девушка будет дежурить вне графика.

Режим дня

Согласно установленному распорядку женщины просыпаются в 6 утра. Далее у них есть один час для проведения гигиенических процедур, а в 7:00 они должны быть выстроены перед промзоной. Рабочий график длится в каждой зоне индивидуально.

Если в одних зонах порядок предусматривает работу по 12 часов с одним часовым перерывом на обед, то в других существует график «два через два».

Однако такой график редко встречается в местах заключения.

Женщин призывают совершать дневную выработку, поскольку без нее может быть наказан весь отряд.

Помимо шитья, которое весьма распространено в местах заключения, женщины занимаются уборкой, мытьем посуды и готовят пищу. Иногда в колониях имеются пекарни, где также работают заключенные.

Иногда женщины проводят конкурсы, ставят спектакли и совершают иные мероприятия развлекательного характера.

Никто не заставляет их участвовать в подобных действиях, но из-за отсутствия эмоций они самостоятельно решают поднять настроение.

Питание

Несмотря на то, что рацион питания заключенных считается сбалансированным, он скуден и беден. Многие колонии не желают приобретать продукты высокого качества, что часто сказывается на здоровье женщин.

Если женщина имеет обеспеченных родственников, тогда она не питается в общей столовой, а готовит пищу самостоятельно.

Работа

У администрации колонии есть определенная задача по трудоустройству осужденной женщины.

При этом учитывается ее возраст и трудовые навыки.

Работающие осужденные имеют право на отпуск, который представляет 12 дней и не оплачивается. Для несовершеннолетних девушек, а также женщин после 55 летнего возраста количество дней положенного отпуска увеличено до восемнадцати.

Отмечается тот факт, что женщины относятся к работе ответственнее, чем мужчины. Незначительный процент осужденных не желает трудиться.

Для разнообразия монотонных будней администрация тюрьмы часто вводит новее промыслы в швейных цехах, такие как плетение кружев или вязание.

Отдых

Основное свободное время осужденные женщины просвещают мелким хлопотам и выполнению дел по личным потребностям. Многие из них пишут письма близким людям, а другие участвуют в художественной самодеятельности.

Многие женщины при отбывании наказания проникаются верой и помогают совершать религиозные обряды.

В последнее время учащается не только переписка в бумажном виде, но и компьютеры, а также телефонная связь.

Учеба

Помимо работы и досуга заключенные получают образование.

Им предоставляется начальное и профессиональное образование.

Его получают в тех случаях, если осужденная не имела специальности раньше или же не успела окончить среднюю школу.

Отношение заключенных к получению образования учитывается при определении их исправления. Женщины в возрасте старше 55 лет проходят профессиональную подготовку по желанию.

Посещение родственниками

Виды свиданий с осужденными, а также их количество определены Уголовным кодексом РФ. Большое значение имеет вид исправительного учреждения и правила внутреннего распорядка. Осужденное лицо имеет право на два вида свиданий в рамках исправительного учреждения:

  • краткосрочные, которые продолжаются 4 часа;
  • до трех суток с проживанием на территории исправительного учреждения.

Начальник исправительного учреждения самостоятельно определяет порядок и место проведения свидания.

В исправительной колонии общего режима допустимо иметь 6 краткосрочных и 4 длительных свидания. В строгом режиме допускается только 2 краткосрочных и столько же длительных свиданий.

Передачи вещей и продуктов

Каждый человек, который отбывает наказание в тюрьме, обеспечивается минимальный набором вещей, необходимых для проживания. Однако их качество оставляет желать лучшего, поэтому допускаются передачи вещей от родственников и знакомых.

Передать можно следующие виды вещей:

  1. Носки, футболки и нижнее белье.
  2. Полотенце и постельное белье.
  3. Спортивный костюм.
  4. Обувь: кроссовки или тапки для душа.
  5. Предметы, относящиеся к личной гигиене: салфетки, туалетную бумагу, гигиенические прокладки, а также расчески.
  6. Посуду, в том числе выполненную из пластика и алюминия.
  7. Бумагу для письма, набор ручек, со стержнем синего и черного цвета, а также фотографии, но не более трех.

Запрещено передавать вещи защитного цвета и камуфляж.

Материнство

В тюрьмах, при которых открыты дома ребенка, есть родильные отделения. Эти учреждения помогают женщинам, отбывающим срок.

В соответствии с законодательством эти учреждения должны быть согнаны так, чтобы детям, проживающим в них, было комфортно. Осужденная мать имеет право на общение с собственным ребенком, если у нее есть свободное от работы время. Допускается их совместное проживание.

После того как ребенку исполнится три года, тогда при согласии материи, его отдают ближайшим родственникам. В ином случае его направят для воспитания в государственное учреждение.

Устройство ребенка заключается в том, что женщине предоставляют отпуск в пятнадцать дней. В дальнейшем администрация предоставит матери такой же отпуск для свидания с малышом.

В том случае, если мать отбывает наказание менее трех лет, тогда ребенка могут оставить в доме ребенка и женщина заберет его сразу после освобождения.

Однако это право предоставляется только при соблюдении всех правил и безукоризненном поведении.

О материнстве в женских тюрьмах в этом видео:

Право на УДО

Под УДО понимают условно-досрочное освобождение. Иными словами это ситуация, при которой лицо, отбывающее наказание выходит из тюрьмы досрочно. Это означает, что женщина изменила свое поведение к лучшему и может рассчитывать на УДО:

  • если судебный орган принял такое решение на основании имеющихся фактов;
  • ущерб от преступления был частично возмещен.

Многие женщины считают, что после УДО человек становится полностью свободным. Это решение означает условно-досрочное освобождение, то есть главное требование – это соблюдение закона.

По решению суда могут появиться следующие обязательства:

  1. Пройти лечение против алкогольной или наркотической зависимости.
  2. Завершить обучение или же трудоустроиться.
  3. Отказаться от посещения мест, определенных судом в приговоре.
  4. Не менять место работы, учебы или проживания.

Для освобождения женщины необходима следующая информация:

  • положительное мнение администрации исправительного учреждения;
  • сведения о поведении, соблюдении условий пребывания в тюрьме, участие в мероприятиях, а также отношение к учебе.

Тюрьма для многих женщин является страшным опытом, через который нужно пройти. Принцип дисциплины призван повлиять на поведение женщины и призвать ее отказаться от привычного образа жизни.

Однако нужно соблюдать дисциплинарные правила и внутренний распорядок, установленный администрацией, чтобы в дальнейшем появился шанс исправиться или освободиться условно-досрочно.

Один день в женской колонии:

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас:
Это быстро и бесплатно!

Источник: https://ugkod.com/mesta-lisheniya-svobody/zhenskie-tyurmy-rossii.html

Кто не работает, тот ест. Сколько зарабатывают заключенные

Сколько женских колоний в россии

2018-03-11T08:00Z

2018-03-11T08:01Z

https://ria.ru/20180311/1515928668.html

https://cdn21.img.ria.ru/images/150935/63/1509356390_0:151:3106:1898_1036x0_80_0_0_e4da85acbbf3dbdb8af5ae86e850768d.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 11 мар — РИА Новости, Ирина Халецкая. Ежегодно осужденные в колониях производят товаров более чем на 30 миллиардов рублей. По сути, система исполнения наказаний — один из крупнейших работодателей в стране.

Однако, по данным Минюста России, средняя зарплата заключенных — всего 229 рублей в день. В месяц получается существенно меньше МРОТ. Много это или мало и сколько на самом деле зарабатывают за решеткой — в материале РИА Новости.

Одеть и накормить

Заключенные производят самые разные товары, причем как для нужд самой колонии, так и для коммерческих предприятий, не имеющих ничего общего с зоной. Любая организация или крупное бюджетное ведомство может заказать вещи, сделанные арестантами. Вся тюремная продукция объединена в каталог под брендом “Торговый дом ФСИН России”.

Желающих приобрести товары с зоны немало: в прошлом году Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) заработала на осужденных более 33,3 миллиарда рублей — на 5,8% выше, чем в 2016-м.

Больше всего производится продуктов питания и сельскохозяйственных товаров — 45%. Одежда и обувь — 21%.

Прикид не от-кутюр: обычно это спецодежда либо костюмы для служащих, а также армейская и полицейская форма. Заказчик одежды и обуви — сама ФСИН, МВД и Минобороны. В одной колонии в месяц шьют 5-15 тысяч комплектов.

Кроме того, изготавливаются изделия из металла — от подставок для цветов, теплиц до крупного оборудования, машин. Пользуются популярностью мебель из дерева и мелкие сувениры. Дети во многих российских детсадах спят на кроватях, сделанных арестантами. Мебель получается добротная: издали комоды ничем не отличаются от каких-нибудь шведских. Но и цены не сильно уступают рыночным.

Некоторые осужденные зарабатывают для себя в обход бренда ФСИН — штучными заказами на четки, нарды, предметы декора в стиле “блатной романтики”. В общую статистику этот небольшой поток не попадает.

Один из бизнесменов, торгующий подобными сувенирами в Москве, рассказал корреспонденту РИА Новости, что предприимчивые заключенные сами решают, как выполнить заказ и отправить его с зоны на волю. Нередко, объясняет продавец, руководство колонии о таком бизнесе даже не подозревает. Однако, по его словам, некоторые начальники берут свой процент.

На завод или партия в нарды

Тем не менее, несмотря на высокий доход, который приносит ФСИН труд осужденных, в колониях работают не больше 40% арестантов. Чем же занимаются остальные?

От работы в первую очередь освобождают пенсионеров, инвалидов и беременных женщин — по состоянию здоровья. Пока осужденный грызет гранит науки, он тоже не занят на производстве. Таких много: по информации ФСИН, в 2017 году 156 тысяч арестантов получили рабочую специальность, а еще 65 тысяч на территории зоны окончили школу.

Многие трудятся в качестве обслуги на территории и в цехах не задействованы. Готовят еду, выдают книги в библиотеке, помогают в парикмахерской, следят за порядком, белят, красят.

Источник РИА Новости, связанный со сферой контроля исполнения наказания, рассказал, что в некоторых регионах к оплачиваемому труду привлекается еще меньше осужденных — порядка 25%. Причина проста: нет соответствующих производственных мощностей, и заключенным просто негде работать. Такой контингент живет по распорядку, занимаясь тем, что ему интересно.

Один из осужденных на условиях анонимности описал свой образ жизни в исправительной колонии. Трудоустройство, говорит он, — по желанию. Кто не хочет трудиться, живет в “нерабочем отряде” и занимается своими делами: ходит на тренировки, читает, играет в шахматы и нарды, получает образование в училище или… спит.

По его словам, нередко осужденные берутся за работу только ради возможности выйти по УДО. “Пишешь заявление. Проходишь испытательный срок, оформляешься. Тебя переводят в “рабочий барак”.

Но какой смысл работать? Все равно 75% денег забирают на оплату нашего питания, одежду, услуги ЖКХ и прочее. В итоге получаешь примерно 300 рублей”, — подсчитывает он.

И уточняет: нередко приходится тратить больше.

Триста рублей в день или в месяц

Минюст России в начале года обнародовал сведения, что арестанты в среднем получают 229 рублей в день, то есть в месяц выходит не больше пяти-шести тысяч рублей.

Однако, по данным ФСИН, осужденные, которые работают в цехах с крупным и дорогостоящим оборудованием, могут получать 20-25 тысяч рублей в месяц.

Хорошо зарабатывают женщины и те, кто отбывает срок в колониях-поселениях, — у них зарплата тоже выше среднего. Правда, в пресс-службе ФСИН России не уточнили, что считается средним показателем.

В теории осужденный не должен зарабатывать ниже МРОТ (9,5 тысячи рублей). На деле, сообщают арестанты, все не совсем так. Иван Фомин отбывал срок в ИК № 11 Нижегородской области. Это колония для так называемых “бээсников” (бывших сотрудников правоохранительных органов) или “красных”. Сейчас Фомин судится с колонией: он считает, что ему недоплачивали.

“Я освободился чуть меньше года назад. Общий срок был девять лет лишения свободы, но вышел по УДО — в итоге отсидел 6,2 года. В нашей колонии было обширное производство: здесь и шили, и деревообработкой занимались, и железобетонные конструкции делали”, — говорит Фомин.

Он сам на зоне изготавливал пакеты из пластика по заказу одного частного предприятия. В сутки, по его словам, силами заключенных производилось восемь тысяч пакетов. Стоимость одного — 9,5 рубля, из этого, по расчетам Фомина, ему на зарплату шло всего 50 копеек.

“В итоге девять рублей оседали у администрации колонии, куда они тратились, никто не знает. Сама колония этих денег не видела. На предприятиях, где работали на станках, модернизация проводилась за счет заказчиков. Администрация свои средства не вкладывала”, — продолжает бывший осужденный.

По его подсчетам, реальная зарплата осужденных не превышала 150-300 рублей в месяц. “Причем среди нас были те, кому требовалось возмещать материальный ущерб по иску. С такой зарплатой его никогда не возместить.

Руководство колонии на контакт не шло, диалога не было, все — в приказном порядке. Производство круглосуточное, работали в три смены. Нередко выходили в выходные, что не оплачивалось дополнительно”, — уточняет он.

После освобождения Фомин подал в суд на колонию. Суд в двух инстанциях отказал ему в удовлетворении претензий в полном объеме.

“Юридическое обоснование не платить нам обещанный МРОТ в том, что якобы мы не вырабатывали полный рабочий день и не выполняли производственную норму.

Администрация колонии считает, что мы должны были производить в три раза больше”, — разводит руками бывший заключенный.

Не МРОТ единым

Нарушения, связанные с зарплатой ниже МРОТ, действительно не редкость, подтверждает источник РИА Новости из сферы контроля исполнения наказания.

“Например, человеку могут недоплачивать просто потому, что на это нет денег. Либо не платят отпускные. Нередко фиксируются нарушения, когда осужденный работает якобы на полставки — четыре часа, а по факту он трудится весь день или ночью, или в выходные. Дополнительные часы не оплачивают”, — объясняет собеседник.

Так, например, только в одном Забайкальском крае в пяти из 12 исправительных учреждений за 2017 год выявлено более десяти случаев, когда осужденных привлекали к ремонту и другим работам (банщики, кондитеры) без оформления трудового договора. 

Однако, как правило, низкая зарплата вполне обоснованна и никакого нарушения нет. Отбывающие срок или уже освободившиеся из мест лишения свободы нередко обращаются с исковыми требованиями о взыскании недоплаченных, по их мнению, денег и чаще всего проигрывают, комментирует адвокат Сергей Литвиненко.

“В статье УИК России подробно прописан этот момент: зарплата не ниже МРОТ полагается, если осужденный выполнил норму. Это далеко не всегда соблюдается. Отсюда и такая мизерная зарплата”, — резюмирует адвокат.

Источник: https://ria.ru/20180311/1515928668.html

В правах
Добавить комментарий